С родителей могут снять обязанность выделять детям доли, если при покупке жилья используется маткапитал. Это безопасно для детей, удобно для родителей и, возможно, подстегнет рынок, объяснила Светлана Разворотнева, зампредседателя комитета Госдумы по строительству и ЖКХ.

— Светлана Викторовна, что стало триггером для появления такой инициативы?

— Как обычно в подобных случаях: обращения граждан. Причем обращения эти появились не вчера! Проблема обозначилась еще во времена избирательной кампании, а это было полтора года назад. Кстати, люди обращались не только ко мне, но и к Татьяне Буцкой, первому заместителю председателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей.

Материнский капитал — отличная мера поддержки государства, но, к сожалению, часто она не помогает семьям с детьми решать жилищные проблемы, а наоборот, устраивает дополнительные проблемы.

 

Материнский (семейный) капитал — мера государственной поддержки российских семей, воспитывающих детей. Материнский капитал представляет собой сертификат на определенную сумму, ее размер ежегодно индексируется. Средства материнского капитала могут быть полностью или частично направлены на:

  • образование детей;
  • улучшение жилищных условий семьи (ремонт жилья не считается улучшением жилищных условий);
  • формирование накопительной части пенсии матери;
  • социальную адаптацию и интеграцию в общество детей-инвалидов.

— Это как так выходит?

— Напомню, что маткапитал можно тратить не только на покупку жилья, но и, например, на образование детей. Тем не менее подавляющая часть получателей направляют эти средства именно на приобретение недвижимости.

С начала действия программы так поступили уже 7 млн семей, причем половина из них использовали еще и ипотечные кредиты. А вот потом они сталкиваются с проблемами.

— С какими?

— Например, семья купила квартиру с использованием маткапитала, а спустя несколько лет решила ее продать, чтобы купить что-то побольше. Или, наоборот, поменьше, потому что не справляются с ипотекой. В любом случае эта семья должна получить разрешение от органов опеки. Те, в свою очередь, могут это разрешение дать только в том случае, если условия проживания детей улучшаются.

 

 

Так как четких критериев оценки улучшения нет, нет и четкого механизма. В итоге опека не всегда готова брать на себя ответственность — ей проще отказать в выдаче этого разрешения. А без него сделка невозможна. Кроме того, все эти манипуляции — это время, а рынок недвижимости очень живой. Сейчас квартиры не разбираются как горячие пирожки: если появился покупатель, нужно приложить все усилия, чтобы его не упустить! В противном случае придется предоставлять значительную скидку.

— Люди пытаются как-то обойти требование закона выделять доли при использовании маткапитала?

— Пытаются, конечно. Некоторые просто не выделяют эти доли, ведь должного контроля за этим нет: ни одно ведомство не следит за соблюдением этого требования. Только потом, когда эти люди пытаются продать свои квартиры (те самые, на покупку которых они потратили маткапитал и при этом не оформили на детей права собственности), начинаются проблемы. Или, что еще хуже, гораздо позже — тогда сделка признается ничтожной и все отыгрывается назад, причем новый покупатель оказывается в роли пострадавшего (он уже успел и переехать, и ремонт сделать).

— Программа была запущена в 2007 году. Некоторые дети за это время повзрослели. Это как-то влияет на ситуацию?

— Они уже могут предъявлять родителям свои требования на долю или даже пытаться стать единственными собственниками, заселяя скупщиков долей  И это при том что детская доля обычно ничтожна (это 1/32 или, скажем, 1/64) и совсем не решает вопрос наделения детей жильем. Не говоря уже о том, что на таком фоне отношения в семье могут серьезно пострадать.

— А бывают ситуации, когда дети законно не получают свои доли?

— Бывает, что это нельзя сделать сразу. Например, если здание физически еще не построено, а сделка происходит по договору долевого участия. Кстати, в этом случае и переуступка требований невозможна — а значит, если родители решат перепродать еще не построенную квартиру, у них ничего не получится.

— В сухом остатке и дети ничего толком не получают, и родители со всех сторон ограничены.

— Есть такое. Кстати, когда Владимир Путин вводил программу, она позиционировалась именно как «женский капитал». Он должен был повысить престиж статуса матери.

Маткапитал можно тратить и на формирование своего пенсионного обеспечения. Или на обучение детей. В этих случаях, кстати, никто и не спрашивает, не нарушались ли права детей…

Не надо пытаться своей мелочной государственной опекой создавать родителям проблемы, а то они и так уже начали отказываться от использования этих денег или пытаться их вернуть в пенсионные фонды.

— Это ведь непросто — вернуть-то…

— Конечно, непросто! Только по решению суда, но такие постановления уже есть.

— А нет ли у этой инициативы дополнительной цели — скажем, поддержать рынок в очередной кризис?

— Тут я напомню, о том, с чего начали: просьбы о решении проблем, связанных с использованием маткапитала, я получаю уже полтора года.

— Так у нас и полтора года назад кризис был: пандемия же!

— К сожалению, все законотворческие процессы происходят у нас очень медленно. Пока образуется коалиция, пока пройдут десятки консультаций с банками, нотариусами и прочими задействованными специалистами, пока все раскачаются и придут к какому-то общему знаменателю…

Кстати, одно из министерств сейчас выступает против нашей инициативы, так что мы пока ведем переговоры. Зато органы опеки ждут не дождутся, когда решение будет принято. В целом, сейчас уже все понимают, что отмена выделения долей необходима. Пора.

 

 

— Нет ли рисков нарушения прав детей, на ваш взгляд?

— По-моему, нет. Владение ничтожной долей не позволяет обеспечить детей полноценным жильем. Зато при попытке родителей улучшить жилищные условия или спастись от банкротства (а это гораздо более важные задачи!) им ставятся всевозможные препоны.

— Чего вы ждете, если законопроект будет принят?

— Что у многих семей перестанет болеть голова! Им и так есть чем заняться, кроме как преодолевать бюрократические барьеры. В итоге увеличится количество квартир, купленных с использованием маткапитала, ведь сейчас многие отказываются от покупки, лишь бы не сталкиваться со всей этой бюрократией.

— То есть все-таки отмена требования наделять детей долями подстегнет рынок!

— В действительности рынок может подстегнуть только уверенность в завтрашнем дне и рост платежеспособности населения. Тут много факторов… Но, конечно, и мы должны использовать все инструменты, чтобы максимально упростить пути покупателей и продавцов на этом рынке.

— Светлана Викторовна, большое вам спасибо за прямой и честный разговор!

— Кстати, в качестве анекдота! Я и сама сейчас пыталась продать свою квартиру. Все мои дети уже давно совершеннолетние, но Росреестр в выписке вдруг выдал, что по этой части существуют ограничения! А они мало того, что совершеннолетние, так еще там даже и не прописаны.

А у меня уже есть покупатель, который не готов на сделку при таких ограничениях. Выяснилось, что я должна написать заявление и пройти миллион дополнительных процедур…

В общем, у нас огромное количество странных норм, которые создают для участников рынка самые настоящие квесты. Всю эту историю надо системно чистить. И вот это точно подстегнет рынок!

 

Источник: cian.ru

Другие материалы:

Скрайбинг покоряет систему образования

Кто такие самозанятые?