Голос. Дети: Голос есть. А где же дети?

07.04.2014

Давайте я скажу сразу, чтобы не было разночтений. К самой программе «Голос» как телевизионному шоу у меня претензий нет. Наоборот. Считаю, что это действительно удачный проект, который заслуженно пользуется популярностью или, говоря современным языком, получает самые высокие рейтинги. Хотя и придуман не нами. Но таков закон сверхглобализации информационного поля: «форматные» программы доминируют. Но это уже дело профессионалов, а когда зритель доволен, значит, и хорошо.

«Голос» есть. А где же дети?

Не знаю, детский «Голос» тоже включен в «формат» проекта или это наше изобретение? Но идея тоже замечательная. Ведь наши дети очень любят играть во «взрослых». Маленькие модницы пытаются намазать губы маминой помадой и влезть в ее туфли на высоком каблуке. А мальчишки — поднять пудовую гирю (у тех пап, которые сами могут это сделать :-) ).

И вот, когда появилась возможность в суперпопулярном шоу наравне с теми, кто в одночасье стал звездами наших экранов, показать свои таланты, наши музыкальные вундеркинды демонстрируют великолепные способности. Практически каждый выпуск отборочного тура стал откровением. Уже появились всеобщие любимцы — лидеры — и те, кому мы дружно сочувствуем, ругая «бестолковых» наставников, то есть то, без чего ни один телевизионный проект не может быть успешным, — сопереживания главным героям, нашим детям.

И это сглаживает мелкие шероховатости. Ну, например, часто бросается в глаза, что двое наставников не очень умеют общаться с детьми. Ну, нет у них еще собственных чад. А самым главным «педагогом» и утешителем неожиданно стал «штатный» циник российского телевидения Дмитрий Нагиев.

Но это вызывает не отторжение и раздражение, а сочувственную улыбку. В конце концов, для Пелагеи и Билана свои дети — дело наживное (надеемся, очень скоро) — научатся.

Однако возникает совсем иное серьезное опасение: да, наши дети поют замечательно самые сложные музыкальные композиции. Да, можно только порадоваться, что, как заметила Пелагея, современным ребятам доступна самая разнообразная музыкальная информация. И они уже умеют ориентироваться в ней, отбирая хорошее и забывая о некачественном. Но что я услышал на данный момент от конкурсантов? Джаз, рок, поп, фьюжн, совсем немного фолк-рока, практически единицы русской народной песни. И НИ ОДНОЙ ДЕТСКОЙ ПЕСНИ, то есть вообще ни одной. Согласитесь, это очень странно. Ну, ладно можно понять, когда взрослые композиции поют подростки 12–14 лет. Они-то уж точно себя считают взрослыми. Но почему для остальных «кнопок» этот жанр отсутствует напрочь?

Допускаю, что формат конкурса подразумевает запрет на детские песни. Тогда непонятно, почему программа называется Голос ДЕТИ? Хотя, боюсь, причина в другом. Просто сейчас у нас исполнять детские песни в эфире становится стыдным. И это касается не только этого проекта. Давайте вспомним отборочный тур Евровидения. Ведь там из всей массы только три песни можно назвать детскими, остальные конкурсанты пели о неразделенной любви, страсти, тоске. В общем, о нормальных, но взрослых переживаниях. Об этих чувствах дети могут только догадываться и подражать взрослым. Играть в любовь, тоску и переживания. Но возникает вопрос: а нужны ли детям такие игры? Правильно ли это: заставлять мальчишек и девчонок рядиться в «эмоциональные одежды» взрослых.

Да, у нас есть специализированные детские каналы телевидения. И в «соцпакете», и в комплектах спутниковых каналов. Но детские каналы — это некие заповедники, ловушки для детей, чтобы ко взрослым не приставали. Включил «Карусель» ребенку, и можно спокойно заниматься собственными делами. А вот общефедеральные каналы — это «поле» для семейного просмотра. И когда рейтинговые программы дают установку на то, что дети исполняют, это становится руководством к действию.

Может быть, поэтому знания взрослых о детских песенках заканчиваются на «Голубом вагоне» и «Вместе весело шагать». А ведь если посмотреть на дату их создания, то для современных ребят, как и их родителей, это уже раритет на уровне «Во поле березка стояла». Современных же песен, именно детских песен, просто нет. Но не потому что их нет физически, а потому что мы их не знаем. Их не услышишь на волнах популярных радиостанций и уж тем более — не увидишь в рейтинговых музыкальных программах ведущих телеканалов. Вот и детский «Голос» показал, что действительно голоса у детей есть, но вот музыкального детского голоса в смысле репертуара просто не существует. И именно это ОЧЕНЬ сильно огорчает. Потому что детская субкультура, в том числе музыкальная — это часть общенациональной культуры. И ее исчезновение рано или поздно скажется на развитии всей русской музыкальной культуры.

Хотя, может быть, есть еще надежда, что в одном из туров детского «Голоса» мы услышим от кого-нибудь из исполнителей хотя бы «Чунга-Чангу».

Алексей Комов 

Другие материалы:

Детская «Новая волна». Это повод для гордости?

Евровидение 2014

О чём думала, когда смотрела "Голос. Дети."

Обсудить на форуме


Комментарии для сайта Cackle