Журнал "Вундеркинд"
в социальных сетях:
Яндекс.Метрика

Кусачая Я


Кусачая

Сенька живет неподалеку. В соседнем доме. Вы знаете, вполне себе обычный мальчик. Веселый, белобрысый, по лицу кто-то лет восемь назад разбросал щепотку веснушек. Ходит в школу и бассейн. Страдает в театральной студии.

Периодически воюет с расквартированным на одной с ним территории генералом Котом. Иногда даже слушается родителей. А вот сестру совсем редко. А что ее, младшую, слушаться? Шуток не понимает, интересного не знает, драться не умеет, да еще и повторюша! Девчонка, одним словом. О чем тут говорить.

- Ничего не поделаешь, обижать нельзя. Я старший,- часто пересказывал он вбитую в голову папой ценную информацию. Оказавшиеся рядом взрослые – хвалили и умилялись: вот ведь сын растет у кого-то!. Но вот ведь загадка, как только папы не  оказывалось поблизости, информация стремительно тускнела и как-то терялась в толпе общих мыслей. Как шпион во вражеском стане. Он вроде бы и есть, но кто ж поймет, который именно. 

Словом, обычный мальчишка, ничего сверхъестественного. Правда, была одна особенность. Любил себя самозабвенно. Нахваливал где мог, по случаю и без. И остряк де, и актер, и обаяшка, и умница. Короче говоря - талант. А вполне возможно - гений. Он еще не очень разобрался, в чем разница, и кто из них главнее. Сенька с выводами не спешил, рассудил справедливо:

-Это я в старости подумаю, лет через двадцать!

Обычно Сеньке везло. Лицо невинного херувима и пара тройка нужных фраз, делали своё дело. Тетушки и бабушки таяли мгновенно, как пломбир на солнцепеке.

-Какой мальчик! Господи, какой чудесный мальчик, как из глянцевых журналов. Вот ведь мамочкина радость!

Но это, как правило, не очень хорошо знакомые взрослые. Те, кто имел честь встречаться с ним ежедневно, лишь ехидно ухмылялись, слушая хвалебные речи. Они-то знали, что к чему…

В тот день все с самого утра пошло как-то наперекосяк. Мама застала за операцией по стравливанию Кота и младшей сестры. Он водил по ней незаметно бабочкой из бумаги, а многокилограммовая туша Генерала обрушивалась в прыжке на девочкины коленки, впиваясь когтями, чтобы закрепиться на занятых позициях. Сенька возликовал было, но такого громкого рева, конечно, не ожидал.

Мама материализовалась моментально. После получасовой  лекции о поведении и подзатыльника, речь зашла о школе. Как-то сразу всплыли математика и русский, благополучно забытые до воскресенья. Было велено «сей момент идти и делом заняться, чтоб всякие глупости в голову не лезли».

Кусачая

Кое-как разделавшись с уроками и послеобеденной посудой, он ускользнул  во двор. Как назло, никого из друзей поблизости не было. Сенька задумчиво пинал пустую жестяную банку и размышлял, чем бы поразвлечься. Банке все было нипочем, она не ведала про его, Сенькины, расстройства, подскакивала и весело громыхала по асфальту. 

-Подумаешь, уроки. Доторчался дома, погулять теперь не с кем. Лешка, наверное, с родителями в тир поехал, а Мишку с Иринкой в парк Горького повезли. А я вот тут один, и в кафе мама с папой одну Янку взяли! Прям куда, обидели ее. А я как? Как же я, я?!!

-Чего тебе? - раздался откуда-то из травы писклявый голосок.

Сенька отскочил как ошпаренный. Хоть и был не из робкого десятка, напугался изрядно.

-Ну что молчишь, зачем звал,-  обладатель голоса явно начинал раздражаться,- Что глазами хлопаешь, говори уж!

Современного ребенка сложно застать врасплох. Вот и наш герой моментально мобилизовался. Не без помощи бабушкиной безраздельной любви к телевизору он знал приблизительно сотню развлекательных шоу, где разыгрывали участников. Явно и ему «повезло»:

-Дурацкий розыгрыш, никакой интриги,- сказал как бы равнодушно в сторону и пнул банку в траву. Оттуда моментально раздался визг:

-Эй ты! Я сейчас покидаюсь кому-то! Розыгрыш!  А ну садись! Это Я, неужели невидно!

-Кто я-то,- спросил озадаченный Арсений. Голос явно шел от самой земли, и было интересно по-крайней мере, как устроен этот механизм. И куда спрятали камеры - непонятно.

Но то, что он увидел - вообще ни в какие ворота! Крошечная золотая буква я сидела на краю подорожника и болтала тонкими ножками.

-Ну, наконец-то! Голос сорвешь, пока до тебя, дылды, докричишься. Рассказывай, что за нужда?

-Да нет вроде никакой,- оторопевший Сеня позабыл собственное имя, не говоря уже обо всем остальном.

-Ты трижды сказал «я, я, я»,- когда так говорят, я всегда прихожу. Я люблю, когда обо мне говорят. Мне нравится с теми, кто постоянно «якает», это так приятно,- буква потянулась, зажмурилась, как кот и на ее довольно затертом золотом боку даже мелькнул крошечный солнечный зайчик.

Сеня все схватывал быстро. В голове выстроилась незатейливая цепочка: это не розыгрыш, буква настоящая, но говорящих не существует, значит сказочная, а если золотая, то…

Кусачая

-Итак, значит, три желания будешь выполнять? Или больше,- он уже приготовился озвучивать самое сокровенное.

-Фигушки! С чего бы вдруг,- буква нахмурилась и зачем-то поджала ножки. Даже золотой бочок слегка потускнел.

-Ну как это у вас в сказках обычно. Ты появляешься перед мужественным и красивым главным героем, он загадывает заветные желания…

-Стой-стой-стой! Может быть ты меня спас? Или поступки смелые совершал цельную неделю? С чего вообще взял, что ты главный герой? Ничего такого и в помине не было. Желания выполнять я не умею, а вот для чего ты меня звал, кажется, начинаю понимать…

Через минуту она уже перебралась Сене на плечо. От того, что Я постоянно расхаживала туда- сюда было невероятно щекотно.

-Прекращай хихикать! Нам предстоят серьезные дела. Слушай внимательно, к сожалению, я одна не справлюсь.

Сенька склонился ухом к своему левому плечу и услышал дальнейший

ПЛАН

Арсений Стрекозайцев и Золотая Я отныне объединяют усилия. Ходят всюду вместе для достижения поставленных целей.

Его обязательства: как можно чаще говорить «я».

Ее обязательства: сделать так, чтобы всегда были те, кто готов это послушать.

Покуда рядом находится буква, все будут восхищаться мальчиком и нахваливать. С живым интересом выслушивать его рассказы и прощать всяческие шалости.

-Клааасс!- затея явно пришлась ему по вкусу - это я что захочу… это я когда захочу… это я… стоп! А  твоя цель какая?

Буква в считанные секунды стала отливать красным:

-Ну,… Я буду расти и становится ярче…

-А зачем?

-Чтобы больше быть, что неясного-то…

-Ну, не темни, выкладывай все, я буду лучше стараться, может быть.

-Ну, во-первых, это вместо еды вашей. А во-вторых,- Я говорила все тише, а потом и вовсе перешла на бубнеж.

-Чегооо?

-В музей хочу, в музей, понял? Чтобы висела я такая у всех на виду, люди ходили и обсуждали:

-Вот это Я! А я думаю, что… А вы знаете, что считаю по этому поводу я…

И целый день только я, я, я отовсюду!!! Вот это я понимаю, жизнь. А то скачи тут по траве, «я» ваши подбирай крошечные! Непитательные совсем. Давай-к а, Сенька, устроим друг другу жизнь цветущую? Заживем-то ведь,  как сами захотим. Слышишь,  что говорю?

Я прыгнула и как следует уколола каблучками мальчика в плечо,- Не отвлекайся, начинать пора, а то совсем силенок нету.

-Я бы не сказал,- пробурчал он, потирая ушибленное место.

Парочка заговорщиков двинулась на поиски первой добычи. Ею стала соседская Катюша, которая коротала послеобеденные часы в песочнице под домом. Теоретически, коротала не одна - бабушка дремала над чем-то остросюжетным на лавочке неподалеку. Но более активным собеседником был оранжевый пластмассовый ёжик с разноцветными  формочками по бокам. Сеня появился неожиданно и начал издалека:

-Что тут за стройку затеяла?

-Это не я затеяла, это ёзык теял,- радостно отозвалась девочка,- он тут голод стлоит, и там все куклы будут зыть!

Кусачая

-Мда… Кто ж так строит? Кто так за дело берется? Знала бы ты, как я это делаю! Я, конечно, иначе, я правильно. Все должны делать, как я,- Сеня входил в раж. Глаза Катюши округлились, и она смотрела на соседа с нескрываемым восторгом.

От ее слишком громкого - «ух ты!» встрепенулась даже бабушка. Завидев внучку в компании хулигана Стрекозайцева, молниеносно подскочила. Но, впервые в жизни его рассказ показался ей занятным, более того - толковым и поучительным. И следующая история была уже для бабушки:

-Я столько читал, я столько знаю! Вот недавно я в школе выступал на конференции. Вы даже не представляете, сколько я могу вам полезного рассказать. Стыдно бабушке не знать того, что знаю я… Арсения несло все дальше и дальше. Спрятавшаяся в кармане буква иногда даже за голову хваталась от масштаба мальчишкиного самомнения.

Но пока все шло по намеченному плану и даже лучше. Кто бы мог подумать, что бизнесмен дядя Слава, Петькин папа, высунется из своего космического корабля на колесах, а потом даже выйдет, чтобы послушать Сенькины рассказы о том, как надо правильно водить машину и деньги зарабатывать.

Более того, не для того, чтобы уши надрать, а чтобы согласиться, похвалить и «пожать руку этого мужественного парня». (Человек семь с восторженными откликами спустя). Сенька с буквой подбивали первые итоги. Все скользило как по маслу, но Я засомневалась:

-Это все, конечно, здорово, похвалы, признания - уже вижу результат,- Я похлопала себя по сияющим как начищенный пятак бочка,- но люди-то все знакомые. Давай на улицу, не во дворе!

-Ну… - Сеня начал грызть ноготь,- Как бы сказать, понимаешь, в принципе и во дворе есть разные люди…

Пронзенная своей догадкой Я прямо закудахтала от смеха:

-Подожди-ка, подожди… Мамочка не отпускает что ли? Покоритель миров, ой, не могууу!- и она чуть не укатилась с насиженного плеча.

Арсений вспыхнул как бенгальский огонь:

-Ничего подобного! Я что захочу, то и делаю, понятно? - и уверенно зашагал из двора к большой улице.

Невероятно, но и там их ждали успех и всеобщее обожание. Некоторые люди специально подходили, чтобы хоть посмотреть на талантливого мальчика. Он даже ухитрился устроить представление перед друзьями со двора, когда они, наконец, вернулись. В глубине души, конечно, надеялся, что они треснут от зависти как переспелые арбузы. Ну, уж Лешка с Петькой-то сто процентов. Но все как один млели и вторили друг другу:

-Ну что за человек, такой юный, а такой талантливый!

-Прекратите сейчас же,- обозлился Сеня,- какой я вам талантливый?! Вот ты, Лешка, что такое говоришь? Лучше тебя никто во всем дворе на велике не гоняет, че врешь-то, будто я??

Мальчик кидался от одного к другому. От фальшивых похвал и восторгов радости не было никакой. Все это были уже явные враки. Как пластмассовые фрукты в магазине. И совсем неприятно. Но ему в ответ только улыбались. Никто не осмеливался спорить и возражать.

В конце концов, с Сеней случилось такое, о чем мальчики никогда не рассказывают вслух. Держался как мог, но когда почувствовал, как слезы уже начали обжигать щеки, пустился наутек. Он бежал мимо гаражей, детской площадки, вдоль детского садика, бежал, бежал, пока хватало сил. В конце концов, спрятался в большом деревянном корабле незнакомого двора и только там дал волю чувствам.

-Ну и что ты разнюнился? Тоже мне. Все по плану идет, вытри нос, пошли обратно, герой, а то сейчас все разбегутся!

-Не...не пойду больше обратнооо,- всхлипывал Сеня. Не хочу так! Хочу, когда - правда! А так неинтересно, не по-настоящему…

-Скажите,  какой принципиальный! Какая тебе разница? Тебя нахваливают, а ты стой себе цвети и наслаждайся, пошли, говорю, договаривались ведь!

-Нет! Я что-нибудь еще придумаю, я тебя не подведу, но так больше не хочу!!!

Мальчику было ужасно стыдно перед новой знакомой, но лавры такого качества оказались совсем не по вкусу.

-Знаешь,- буква слегка поменяла тон,- мне и самой уже не по себе, даже живот заболел от такого изобилия. Надо решать с музеем, пока у меня силы есть. Давай, веди меня в самый главный!

-Слушай, а вдруг тебя там перестанут туристам показывать, положат в подвал куда-нибудь, вообще ни одного «я» целый год не услышишь! Как тебя вызволять оттуда?

-А чего это меня вдруг снимут?- Я опять подскочила и заметалась по Сениному плечу.

-Такая ты беззащитная, приглядывать за тобой нужно, что же делать…

Я загрустила, а Сенька, посвистывая, двинулся к дому. В поисках идеи он полез в карман. Но там, к сожалению, кроме сломанного кулончика сестренки и старого каштана ничего не было.  Еще было две спички, но об этом только шепотом! Он начал крутить на пальце сломанный кулончик и искать выход из ситуации:

-Может в магазин какой? Но мелким шрифтом… На колбасном ценнике… Нее… Может в тетрадку? Первое сентябрЯ! Сядешь на листочек, на тебя учительница посмотрит.

-Ага, а затем в меня селедку завернут и выкинут, спасибо тебе! И пахнуть буду потом месяца два не пойми чем. И хватит крутить своими сокровищами над ухом, заденешь- упаду!

-Ой, прости, не подумал как-то. Да это не сокровища, это я сестре висюльку сломал, обещал починить, да все как-то… Решение начало расти у него в голове со скоростью звука:

-Садись на цепочку, будешь у сестренки на шее висеть. Она ведь Яська, ей как раз, заодно и буквы учить начнет. Первую тебя запомнит. И потом, она мелкая, часто про себя рассказывает, все ее слушают, умиляются. И ты довольна, на виду и мне спокойно. А там еще что-нибудь придумаем!

Вечером сестренка только и болтала, что о подарке. Повесила буковку поверх платья и пообещала «не снимать до сталости».

Мама улыбалась, а папа даже сказал:

-Молодец, сынок! Вижу, что ты и правда повзрослел и стал серьезнее. Приятно тебя хвалить.

-Я?- Переспросил смущенный Сенька. Но уловив краем глаза озорной блеск быстренько опомнился,- Да ладно тебе, папуль, чего меня хвалить, расскажите лучше, как день прошел!

система комментирования CACKLE

© Изготовлено ООО "Продюсерский центр "Мульти Медиа".
Сайт является средством массовой информации. Свидетельство Эл №ФС77-42558.