Я - мать-перемать...

14.03.2011

…ну, в смысле очень заботливая мать»,- говорит о себе  популярная телеведущая Татьяна Лазарева.

Татьяна уверена, что в детей нужно много вкладывать, чтобы они не повторяли ошибок  взрослых. «Я ужасно мучаюсь, поскольку кое-что упустила в воспитании, – откровенничает телеведущая. – Но если ты нормальная мать, а не «перемать» или «недомать», то переживать от груза возложенной на тебя ответственности совершенно нормально».

У веселой и неунывающей телеведущей трое детей: Степан от гражданского мужа Романа Фокина и две дочери – Софья и Антонина – от Михаила Шаца.

А сама Татьяна  Родилась 21 июля 1966 года в г.Новосибирске.

С 1980 года (8 класс) по 1989 пела, играла на различных инструментах и даже писала музыку в группе политической песни AMIGO.

После окончания школы поступила в Новосибирский педагогический институт на факультет иностранных языков, французско-немецкое отделение, где и проучилась два года. Поступила на заочное отделение Кемеровского института культуры, но в 1991 году началась "эра КВН". Играла в составах команд: "Команда КВН НГУ", " В джазе только девушки", сборной СНГ. Дважды Мисс КВН.

В 1994 году в числе прочих бывших КВНщиков была приглашена для работы в Москву, в создаваемую Александром Акоповым юмористическую передачу "Раз в неделю".

Затем были передачи "Назло рекордам!", "Пальчики оближешь" и, наконец, "О.С.П.-студия".  Вот такие творческие заботы на плечах телеведущей.

— Татьяна, зачем столько работать — взваливать на себя такую нагрузку? Ведь это уже не смешно?!

— Да, не смешно. Я на пенсию хочу ужасно...

—Работать уже не хочешь?

— Я работать не хочу, потому что хочу с детьми быть, воспитывать их — это очень приятное занятие. Когда они слушаются, конечно.

—Мамкой-домохозяйкой стать?

— Не, домохозяйкой не получится. Но немножко хочется. Меня почему-то последнее время угнетает ритм этой жизни. Мы тут были в отпуске летом, довольно долго с Мишей, позволили себе наконец-то побыть с детьми…

— Вы сами себя сделали звездой?

—Когда я была молоденькой девочкой, то хотела, чтобы меня все знали… Хотела быть популярной и чтобы меня все на улице узнавали. Я не думала, что это будет так неприятно. Мне казалось, это будет просто волшебно. Не зря, видимо, говорят, что если чего-то долго хотеть, то это непременно сбудется!

— Вы автографы подписываете?

— Да, только я ужасно этого не понимаю, меня так это раздражает.

— Жалко людей, которые берут автографы?

— Нет, я их ненавижу.

— Телезвезда должна поддерживать имидж! А то любить не будут — скажут — зазналась, звездная болезнь…

— Ну почему, когда на съемках, на концерте — да, пожалуйста. А когда я в магазине туалетную бумагу покупаю? Я тоже должна автографы давать?

— Есть черные очки, чтобы не узнавали.

— Бесполезно. По голосу, заразы, узнают. Вот я всех, пользуясь случаем, прошу: если кто-нибудь меня увидит в магазине, когда я жду, пока мне колбасу порежут, ну не надо вот так вот мимо меня проходить и говорить: “Смотри, Лазарева стоит”. Мне хочется развернуться, дать в рожу. Или я не знаю даже, что сказать.

- Это же насилие!!! Вы ведете очень классную, на мой взгляд, колонку про детей в одном журнале. И там пишите, что даже не шлепаете детей...

- Шлепаю... Не все же, что написано, правда (смеется). Нет, нельзя, конечно, выстраивать «систему наказаний». Бр-р-р... «Система наказаний» - звучит как в 30-е годы... Да, прийти домой, шлепнуть пару раз все равно проще, чем в чем-то разбираться. Но это неправильно. Нельзя бить детей.

- Есть на ТВ что-то, что вы категорически не показываете детям?

- Нет. Просто потому, что запрещать что-либо смотреть абсолютно бессмысленно. Единственное, что мы можем сделать, это дать понять, что это плохо. Нельзя запрещать и выключать. Все равно «вода дырочку найдет»... И что запрещать? Мой сын каждый вечер выбирает между мультиками по 2х2 и семейством Букиных. Никак не могу понять, что хуже... В жутких мультиках хоть юмор есть... А Букины - это совершенно ужасный нижеколенный уровень юмора. Степа смотрит, но он хотя бы знает мою оценку... Это единственное, что я могу предложить в качестве защиты.

- Как у вас на все хватает энергии и сил, чтобы не накричать, не наподдать?

- Мне не хватает ни сил, ни сдержанности. Колонки о детях вовсе не делают из меня идеальную мать... Я всегда говорю: то, что я не люблю грязь в квартире, совершенно не означает, что ее у меня нет. Я и поддаю, и ору, и все. Но по крайней мере потом я могу подойти, извиниться... Хотя это тоже уже все не то.

- У нынешних детей столько источников информации, они столько всего знают, что нам и не снилось. Кто-то может предсказать, какими они будут?

- Нет. Мы сейчас находимся в глухом и темном лесу в воспитании детей, идем просто на ощупь. В новых условиях никакие педагогические ценности не работают. Есть только твое собственное сердце и желание. Мы можем только поддерживать их во всем, и все... Да, они абсолютно другие. Это как у Стругацких в «Гадких лебедях» - будущее уже тут, можешь принимать его или не принимать, оно уже пришло.

- Вас, конечно, замучили этим вопросом, но как вы вместе с Михаилом Шацем и работаете, и живете?

- Проблем, которые все хотят у нас увидеть, на самом деле нет. Есть другие. Нам не трудно работать вместе, мы этого просто не замечаем. Мы так живем. Не знаю, может быть, мы поживем как-нибудь по-другому, если куда-нибудь разойдемся. Меня возьмут на Первый канал... Его - на «Россию»... Тогда будет повод, о чем говорить. Сейчас нам ничего менять и ничего решать не надо... Как-то так я бы ответила...

- Вам неприятно, что лезут в быт... Но всем же кажется, что вы, как в «Хороших шутках», вместе с Михаилом постоянно веселитесь...

- Быт любой семьи никогда не представить ни читателю, ни слушателю, ни зрителю... Если только он не будет жить вместе с нами. Я просто не могу рассказать, как живем, как просыпаемся, как засыпаем, как ходим в туалет, как ссоримся, миримся... Это все обычный нормальный быт семьи. С тремя детьми, между прочим. И совершенно непростой. Очень сложное взаимосплетение этих отношений. Но то, что мы с Михаилом не ржем с утра до вечера, это факт. С другой стороны, то, что юмор нам помогает как-то легче найти выход из сложной ситуации, преодолеть острые углы, тоже абсолютный факт. Но есть и другая сторона, о которой никто не задумывается. Мы настолько на площадке и дома проникаем друг в друга, что наперед знаем, что сейчас скажет другой... И в плане личных отношений это немного пугает. Мы уже не брат и сестра, не муж и жена, а грибница. Она росла на дереве и срослась с ним. И уже не разберешь, кто из нас гриб, а кто дерево.

- Вы пытаетесь честно отвечать на вопросы о семье. Не проще придумать пару штампов и бомбить «я благодарна богу» и «у нас удивительные отношения», как все звезды и поступают...

- Не могу, к сожалению... Я, видимо, больше себе пытаюсь что-то ответить, а не вам объяснить... Вот сейчас подумаю еще и решу, что я не гриб...

- Вы, мне кажется, довольно болезненно реагируете на разные сплетни, которые печатают в газетах. Но пора бы уже обрасти кожей-то потолще...

- Не смогла обрасти, это правда. Я по-прежнему очень переживаю по этому поводу. Не  знаю, как с этим бороться. Для начала отказалась от любых блиц-вопросов и ответов. Поэтому, если где увидите мои коротенькие ответы, это вранье. Так надежнее. И потом странно, когда идет материал на какую-то, скажем, политическую тему, а тут вдруг мнение Татьяны Лазаревой. С какой стати? Бред. Меня те люди, которые в этих маленьких колоночках появляются, даже как-то смущают, хотя я и понимаю, что им это нужно.

- А как ваши дети относятся к «критике» со стороны родителей? Вы же ругаете детей…иногда?

- Мы с Мишей играем игра «в плохого и хорошего» родителя. Если я ругаю детей, они бегут к отцу, а если он на них кричит – жмутся ко мне. Так что им всегда есть куда спрятаться!

 

По материалам Интернета: www.kino-teatr.ru
www.sackhov.ru
www.maternity.ru

Обсудить на форуме


Комментарии для сайта Cackle