Мужчины после рождения ребенка

30.07.2015

Мужчины после рождения ребенка.

Егор Баринов: "Дети меняют мировоззрение мужчины"

Телезрителям актер Егор Баринов знаком по фильмам «Кармелита», «Марш Турецкого», «Кадетство», «Физрук»… Его амплуа это и преступники, и следователи, и отрицательные персонажи, и обаятельные красавцы. А сегодня мы узнаем его настоящего: мужа и папу. Егор Баринов дает интервью вместе с женой Ксенией и двумя старшими дочками – Полиной и Настей.

Егор, ваше мировоззрение как-то поменялось с появлением трех дочек?

Егор Баринов: Безусловно, дети меняют мировоззрение мужчины, прибавляют ответственности. Так сложилось, что в воспитании своего первого сына Данилы я не принимал большого участия, потому что с его мамой мы разошлись, когда он еще не родился. Хотя сейчас мы встречаемся и с бывшей женой в хороших отношениях, но…

Когда появился сын, я просто не успел прочувствовать себя в роли отца. Может, потому, что молод был, может, оттого, что не появилось внутреннего чувства причастности к семье, которая не состоялась.

А, на мой взгляд, для того, чтобы мужчина состоялся как отец, ему нужна семья. Появляется ребенок – и ты становишься отцом, затем появляется еще один – и вот ты уже отец семейства.

Ощущения от появления первой дочери, Полины, отличаются от эмоций при рождении Насти, затем Маши?

Егор Баринов: Конечно! Радость – она всегда была… Но все же каждый раз разная. Да и при разных обстоятельствах все три девочки рождались. Например, насчет родов первой, Полины, у нас была договоренность с определенным роддомом, но, когда подошел срок, оказалось, его закрыли на мойку. А у меня в тот день случилось сразу две съемки.

Так вот, пока я одновременно снимался в двух местах и пытался разобраться с местом, где будет рожать Ксения, моя теща (авантюрный, надо сказать, человек) позвонила в один из роддомов и сказала, что рожает жена народного артиста Валерия Баринова (моего отца, то есть). И это подействовало. Ксению устроили, и она благополучно родила Полину.

Вы не были на родах?

Егор Баринов: На первых родах не был, Ксения этого не хотела. А вторые роды, дочки Насти (ей сейчас 2 года), приходились у нас на 31 декабря, и нам было страшновато. Врачи все понимали и советовали приходить… 9 января. «Ну как же мы до 9-го продержимся?!» – отвечали мы.

Ксения Баринова: На наше счастье, как раз открылся госпиталь «Лапино», где нас приняли, пригрели и в прекрасных условиях помогли родиться Насте. Вот на этих, вторых родах Егор уже был, потому что и сам почувствовал, что нужен, и я была не против. Егор даже что-то снимал там, фильм потом смонтировал. Но в момент, когда начались сами роды, я попросила мужа выйти.

А третий раз?

Ксения Баринова: А третий раз все получилось неожиданно, через короткое время после рождения Насти. Третьего ребенка в ближайшей перспективе мы не ждали. Думали, ну, вырастут двое, а потом, может, и третий. Но все получилось нежданно-негаданно…

Егор Баринов: К тому же именно в это время на высших режиссерских курсах я делал свой дипломный фильм, где снималась Ксения. И роль требовала от нее хорошей спортивной формы. Мы начали съемки, когда Ксения была на третьем месяце, и снимали кино несколько месяцев.

К концу съемок беременность жены стала совершенно очевидной, и как раз кстати, потому что ее героиня в финале тоже беременна. В общем, все так естественно сложилось, что мы даже завоевали приз на Фестивале независимого кино в Питере. Правда, на родах Маши, которые произошли в октябре прошлого года, я не был, потому что уехал на съемки.

Дети меняют мужчин.

Разница, в смысле опыта, между дочками: первой, второй и третьей – велика?

Ксения Баринова: Да! Очень точно она отражена в известном анекдоте. Если первый ребенок съедает кошачий корм, родители вызывают «скорую», когда это делает второй, ему просто дают таблеточку, а если то же происходит с третьим, мама с папой интересуются, осталось ли что-то коту.

И такая ситуация – правда! С Полиной (ей 7 лет) все казалось очень страшным, я была очень нервной. А сейчас… Удовольствия точно получаешь больше, все уже знаешь, все не так страшно, как в первый раз.

И для детей так лучше?

Ксения Баринова: Особенно для старшей дочки, которая требует стопроцентного общения. У нее появились моменты переключения, когда она может поиграть с младшей. А проблемы ревности, по крайней мере между двумя старшими, у нас вообще не было.

Ксения, вы сейчас работаете только мамой?

Ксения Баринова: Я работала в театре на Покровке, но, когда забеременела Настей, ушла и, не успев вернуться, забеременела Машей. Теперь я с ними дома. Но у нас есть и няня, мне помогает моя мама и, конечно, Егор. Он хороший папа, потому что полностью взял на себя обеспечение нас продуктами, например. Постоянно ездит в магазин, все скупает.

Полина пошла в первый класс, а еще ходит в музыкальную школу, в спортивную школу по плаванию, и Егор, если не работает, ее во все эти места отвозит. И в воспитание он очень мне помогает.

Я, в основном, эмоционально реагирую на поведение Полины, а он может обстоятельно с ней поговорить, объяснить спокойно. Например, когда Полина пошла в школу, сначала учителя ею были не слишком довольны, а после разговора Егора с ней все изменилось. Ему удается их воспитывать.

На кого похожи девочки?

Мужчины после рождения ребенка.

Ксения Баринова: Полина родилась копией Егора. Настя похожа на мою маму, а Маша – на моего папу, которого уже нет. А характер… Две старшие не в Егора точно, потому что муж – спокойный человек.

Егор Баринов: О да! Девочки у нас очень активные.

Ксения Баринова: Этим они скорее в меня. Моя мама рассказывала, что я росла неуправляемым ребенком, а в школьном дневнике у меня, например, была такая запись: «Бегала по стульям, била детей!» Вот Полина раньше приходила в песочницу и выкидывала оттуда всех.

Егор Баринов: Но сейчас, с появлением Насти, Полина очень сильно изменилась. Когда родилась младшая сестра, у Полины появилась ответственность, она посерьезнела, поняла, что уже не самая маленькая. Она оказалась просто молодцом в этом смысле.

Ксения, Егор, а вы действительно в один детский сад ходили? Там и познакомились?

Егор Баринов: Нет, познакомились мы в Малом театре, когда Ксения училась в Щепкинском училище, а я в театре работал. А потом выяснилось, что мы закончили не только одну театральную школу с разницей в 7 лет, но и ходили в одни и те же ведомственные ясли, которые посещали многие актерские дети.

Хотели бы, чтобы девочки, повзрослев, остались в этом актерском мире?

Ксения Баринова: Этот мир мне нравится, но скажу так: если ты успешный актер, это прекрасно, а если нет, это очень сложно. Быть невостребованным актером гораздо сложнее, чем быть невостребованным инженером, например.

Егор Баринов: У неуспешного инженера все равно есть в руках профессия, которой он худо-бедно может заработать себе на жизнь. А в руках у неуспешного артиста никакой профессии нет.

Профессия эта эфемерная. Либо ты непонятно за что – за что-то, что нельзя пощупать руками, – деньги получаешь, либо не получаешь. А критерии результата твоей деятельности весьма субъективны. И еще постоянная зависимость: возьмут – не возьмут, нужен – не нужен… Морально это нелегко. А девочкам еще сложнее, потому что мужских ролей больше.

Чтобы быть настоящей актрисой, нужна такая притягивающая энергетика, которая необязательно и даже, скорее всего, не приведет ее к счастью (мало талантливых актрис бывают счастливыми), но позволит всегда быть заметной и на сцене, и в кино. Я постараюсь рассказать дочерям обо всех минусах актерской профессии, чтобы они много раз подумали, прежде чем определиться с выбором.

Ксения Баринова: Но Полина мечтает.

А как вы планируете помочь им определиться с правильным выбором?

Ксения Баринова: Я хочу им дать необходимую базу, которую не имею сама и которой мне не хватает. Поэтому Полина ходит в музыкальную школу, на танцы, в бассейн. Плюс английский обязательно. Чтобы хотя бы в этих направлениях она была конкурентоспособна.

Кроме того, ее школа – с углубленным изучением естественных наук, так что, если захочет, есть возможность и этим заняться. Тем более задатки такие могут проявиться: мой папа, например, был профессором математики, а бабушка – учительницей химии.

Настя похожа на старшую сестру?

Мужчины после рождения ребенка.

Ксения Баринова: Полина в младенчестве и Настя – как две разные планеты. До полутора лет Настя была идеальным ребенком. Спала всю ночь, очень рано стала засыпать в одиночестве – с года в своей комнате. Полина до 5 лет спала с нами, днем с ней два часа сидели, чтобы уснула, Настю клали в кровать – и она засыпала.

Но к двум годам Настя тоже начала проявлять характер. Она очень шустрая. Не сидит на месте ни секунды, не дает покоя няне. Видимо, начался кризис двух-трех лет.

Егор Баринов: До полутора лет Настя слушалась. Говоришь ей: туда не надо ходить – она и не идет.

А Полина не слушалась, когда такая же была?

Ксения Баринова: Ой! Сколько раз я ее теряла!

Думаете, они уже рождаются с готовыми характерами или решающий фактор за воспитанием?

Ксения Баринова: Мне кажется, от воспитания очень много зависит. Просто я вижу это на примере Полины и Насти. С Настей я уже не бежала на каждый зов, и она к этому приучилась. И это выходило естественно, потому что у меня просто не было возможности уделять ей много внимания. Сейчас, с няней, такая возможность есть, и Маше я снова уделяю много внимания, что, признаться, ей на пользу не идет.

Егор Баринов: А мне кажется, что не все от воспитания зависит. Понятно, что детей можно приучить к каким-то вещам, ребенок реагирует, подходишь ты к нему или не подходишь. То есть мотивировки он, конечно, понимает.

Но все равно: какой характер закладывается, такой он на всю жизнь и остается. Предположим, вот Настя. Она слушалась, спала хорошо, но наступает какой-то момент, когда ее характер проявляется, как бы мы с ней себя ни вели.

У вас в семье есть какой-то определенный алгоритм воспитания?

Ксения Баринова: Чего-то определенного нет, но мы в поиске верных решений. Будучи в отчаянии от поведения Полины, я обратилась в группу психологической помощи родителям и год там занималась. Вместе со мной туда ходили такие же мамочки, которым было сложно с детьми.

Дети меняют мужчин.

Я вообще считаю, что для всех будущих родителей нужно нечто вроде родительских школ, в которых нужно учиться еще до появления детей. Нечто вроде подготовительных (кстати, обязательных, по-моему), курсов для усыновителей. Или вроде курсов по подготовке к родам. Почему-то считается, что, если ты сам родил ребенка, тебе никакая подготовка, никакое обучение не нужно.

Но как же не нужно? Просто выносив ребенка, ты автоматически не становишься грамотной мамой, ты совершаешь ошибки, о которых могла бы быть предупреждена. Тем более если сами родители выросли в неполных семьях и не имеют перед глазами модели нормальной семьи. Например, у нас с Егором были неполные семьи и, по сути, мы строили свою семью интуитивно.

Эти психологические группы государственные и бесплатные?

Егор Баринов: Да. Причем о них мало кто знает, а они существуют в каждом районе. Нам, например, о таком психологическом центре рассказала соседка.

И хорошо там помогают?

Ксения Баринова: Прекрасно! Великолепные психологи там работают. Туда приходят и мамы, и папы, и дети. В зависимости от проблемы там можно поговорить с разными специалистами, вплоть до психиатра. Ребенка там можно поводить и к психологу, и в группу, и родителю одному походить, в зависимости от того, что вам порекомендуют.

Я ходила туда с Полиной, и меня научили, как управляться с такими детьми. Кроме такого обучения, в этих группах есть еще один плюс. Когда я посидела там и послушала, что родители рассказывают о своих детях, я поняла, что у меня, оказывается, все не так сложно. Бывает и хуже! Такие сравнения тоже очень нужны.

Когда встречаетесь всей семьей, как любите время проводить? Традиции какие-то есть?

Егор Баринов: У нас всегда была проблема со встречей Нового года. То в гости куда-то ходили, то в ресторан. И все время было чувство какого-то дискомфорта. Куда-то едешь, там не высыпаешься или к тебе приезжают люди и им не совсем удобно. А тут впервые так получилось, что на руках у нас трое детей оказалось.

Ксения Баринова: Нас никто уже не пригласил...

Егор Баринов: И мы к себе никого не позвали. Няня уехала, и остались мы своей семьей, впятером, в квартире. И это оказалось на удивление здорово!

Ксения Баринова: Удивительно теплый и душевный Новый год получился. Сидели за столом мы с Егором и Полина, а младшие спали. Лучшего Нового года у меня в жизни не было!

Егор Баринов: Хотим эту традицию оставить.

Ксения Баринова: Мы все бежим куда-то, боимся не успеть, суетимся, а стоит иногда остановиться. Спокойствия, размеренности очень не хватает в нашей жизни.

Егор Баринов: И, оказывается, все это есть дома. И лучше всего человеку тоже дома, там, где вся его семья, где его окружают самые близкие и понимающие люди. И счастье тому, у кого такая семья есть.

 

Источник: parents.ru

 

Другие материалы:

7 радостей быть папой сына

Вы только что "сломали" своего ребенка. Браво!

 

Обсудить на форуме


Комментарии для сайта Cackle