•  # 

Во благо ли раннее развитие ребенка?

06.10.2016

Многие молодые родители сейчас захвачены идеей раннего развития ребенка: чуть ли не с пеленок они знакомят малыша с буквами, когда тому исполняется два года, пытаются учить чтению и счету, а к трем годам иностранный язык. Действительно, маленькие дети могут демонстрировать чудеса обучаемости. Но не все так гладко. Специалисты бьют тревогу: «маленькие вундеркинды» спустя несколько лет вдруг бросают чтение, охладевают к школьным занятиям и вообще перестают чем-либо интересоваться. В чем тут дело? Об этом мы поговорили с психологом и матерью троих детей Мариной Мелия, автором книги «Главный секрет первого года жизни».
Во благо ли раннее развитие ребенка

Марина, почему идея раннего развития стала такой популярной? Что за ней стоит?

Мы знаем, что в первые три года жизни мозг ребенка растет и развивается особенно интенсивно. Уже в первые шесть месяцев после рождения он достигает 50% своего взрослого потенциала, а к трем годам — 80%. В первый год ребенок впитывает информацию с невероятной скоростью. Известно также, что в период интенсивного развития мозг крайне чувствителен к влиянию извне. Именно поэтому родители и воспитатели стараются не упустить столь благоприятное для обучения и развития ребенка время. Правда, мало кто задумывается, насколько адекватны выбранные ими способы воздействия и каковы их последствия.

С какими негативными последствиями раннего обучения могут столкнуться родители и ребенок?

Часто приходится видеть, как маленькие интеллектуалы, демонстрирующие блестящие способности к литературе или математике, оказываются совершенно беспомощными, когда надо выполнить простейшие «бытовые» действия. Например, ребенок в четыре года уже читает книжки, решает примеры и «гуляет» по интернету, но при этом не может сам ни пуговицы застегнуть, ни шнурки завязать, ни руки помыть так, чтобы не расплескать воду по всей ванной комнате…

Во благо ли раннее развитие ребенка

Дело в том, что мозг — это сложная система, состоящая из множества подструктур, отвечающих за разные процессы. Эти структуры созревают не одновременно, а в определенной последовательности. Другими словами, сначала формируются отделы, отвечающие за органы чувств, движения и эмоции, за восприятие пространства и ритма, за обеспечение энергией только-только развивающейся памяти, внимания, мышления. И только затем — те отделы, которые обеспечивают сложные функции контроля, речи, способность к чтению, письму.

Если задача, которую мы предлагаем ребенку, входит в противоречие с актуальным процессом созревания мозга или опережает его, происходит своего рода «энергетическое обкрадывание»: мы как бы отводим энергию в другое русло, и эти незапланированные энергетические потери тормозят те мозговые процессы, которым в этот момент природой предписано активно развиваться. Когда мы пытаемся научить малыша двух-трех лет читать, писать и считать, кора головного мозга перегружается, и эта несвоевременная нагрузка «истощает» подкорковые образования, которые в это время как раз находятся в активном периоде развития. Последствия такого отбора энергии могут сказаться не сразу: у вполне здорового и интеллектуально развитого ребенка в семь лет «вдруг» появляются энурез, навязчивые движения, страхи, у подростка — эмоциональные срывы, агрессия или пугающая пассивность.

Во благо ли раннее развитие ребенка

Выходит, что мы, не позаботившись о развитии корневой системы, пытаемся на неокрепших стебельках вырастить чудо-плоды, накачивая их всевозможными искусственными добавками. Но недаром говорят: «Каждому овощу — свое время». «Фактор времени» необходимо учитывать, когда мы требуем от ребенка выполнения той или иной задачи.

В таком случае что нужно делать родителям, чтобы интеллект ребенка гармонично и полноценно развивался?

Во-первых, развитие малыша должно идти постепенно, без резких скачков, в оптимальном темпе — ребенка нельзя подгонять, «натаскивать». Чтобы его интеллектуальные задатки раскрылись максимально, то вначале надо позволить созреть подкорковым образованиям, отвечающим за эмоции, восприятие, движение и т.д. Значит, наша задача — обеспечить малышу общение с любящим взрослым и возможность двигаться, исследовать окружающий мир. Вместо того чтобы без конца «развивать» ребенка, показывать ему картинки с изображениями букв, предметов и животных, лучше просто быть с ним, носить на руках, вместе смотреть вокруг и наслаждаться общением.

Когда мне приходится видеть малышей, которых их заботливые родители целыми днями водят на английский, на музыку, на гимнастику, вместо того чтобы ребенок жил дома, слушал сказки, которые читает мама, лепил с бабушкой пирожки, бегал наперегонки с собачкой и играл своей любимой игрушкой, мне бывает жалко и детей, и, конечно, родителей.

Во-вторых, интеллект младенца — это не то же самое, что интеллект взрослого. Как мы можем говорить об интеллекте крошечного ребенка, если он еще не может ни того, ни другого, ни третьего? Для первого года жизни малыша психологи выделяют иные составляющие интеллекта: это реакция на новое (любопытство), познавательная активность и развитие речи.

Давайте поговорим подробнее об этих трех составляющих. Итак, любопытство. Реакцию на новизну, или любопытство, пожалуй, можно считать предтечей интеллекта. Когда малыш живо реагирует на нового человека или новую игрушку, прислушивается к звукам, вглядывается в предметы, попадающие в его поле зрения, когда он радуется, слыша голос мамы или видя ее лицо, мы с восхищением говорим: «Надо же, какой смышленый…».

И мы правы! Даже двух - трехмесячные младенцы могут различать цвет, форму и структуру движущихся предметов. Более того, они могут создавать сложный образ предмета, объединяя сведения, поступающие от различных органов чувств. В одном эксперименте шестимесячным малышам давали соски разной формы: гладкую и шишковатую. Ребенок свою соску не видел, но безошибочно ее узнавал, когда ему показывали обе соски одновременно. Он дольше разглядывал именно ту, которую только что сосал.

Это доказывает, что уже в самом раннем возрасте дети имеют базовые представления об окружающем мире, поэтому они реагируют на возникающие изменения, а не просто пассивно воспринимают все, что происходит вокруг. Они способны предвосхищать события и удивляться, если что-то идет «не так». Если у младенца существуют врожденные или столь рано приобретенные «знания» о мире, то было бы странно их игнорировать.

Во благо ли раннее развитие ребенка

Далее, познавательная активность. Окружающий мир вызывает у младенца огромный интерес, но он еще не говорит, не читает, не может засыпать нас вопросами, а потому с развитием движений активно исследует свою «среду обитания» всеми доступными для него способами: хватает предметы, пытается их пощупать, тащит в рот, пробует на вкус, облизывает, бросает на пол, стучит ими об стену…

Так, через движения глаз, языка, рук, перемещение в пространстве к ребенку приходят первые представления о предметах и явлениях. На руке и на языке находится огромное количество нервных окончаний. Отсюда информация постоянно передается в мозг, где она сопоставляется с данными зрительных, слуховых и обонятельных рецепторов, и в сознании младенца складывается целостное представление о предмете.

Ребенок не просто впитывает впечатления, он постоянно экспериментирует: что будет, если выбросить из кроватки все игрушки? А что если потрясти папин телефон? Как снова заставить погремушку греметь? К своему первому дню рождения младенец начинает понемногу осознавать причинно-следственные связи: потянешь за веревочку — притянешь к себе привязанный к ней предмет, нажмешь на клавишу выключателя — зажжется или погаснет свет. Ему нравятся подобные манипуляции, и он стремится повторять их снова и снова. Действия с предметами помогают младенцу еще лучше постичь их свойства (вес, размер, форму, плотность, цвет) и научиться их сравнивать, то есть выполнять свои самые первые «интеллектуальные операции».

И, наконец, речь. Как ни парадоксально это звучит, развитие речи — это один из важнейших параметров интеллекта младенца. Да, ребенок еще не говорит, зато слышит, и в первый год своей жизни малыш тренирует свой артикуляционный аппарат, он прислушивается к речи взрослых, особенно если она обращена к нему, пытается ее понять, готов общаться, стремится подражать. Уже во втором полугодии мы можем судить о том, насколько эффективно проходит этот процесс и развивается пассивная речь: младенец реагирует на наши слова конкретными действиями. Например, восьмимесячная дочка моей знакомой на просьбу «покажи ежика» смешно морщит лицо и фыркает. И подобных примеров каждый может привести десятки.

Если резюмировать, то какого младенца мы, условно говоря, можем считать «умным»?

Совсем не обязательно, что этот ребенок к своему первому дню рождения уже говорит, показывает цифры и буквы. Мы, скорее, должны отмечать, насколько он любопытен, интересуют ли его окружающие предметы, чувствителен ли он к новому, как он изучает мир вокруг себя, прислушивается ли к разговору, идет ли на контакт с нами, пытается ли что-то сказать нам на своем детском языке — все это и будет показателями интеллектуального развития в первый год его жизни.

Что же делать родителям, чтобы развивать ребенка в этом направлении?

Если мама и правда хочет способствовать интеллектуальному развитию своего ребенка, «с дальним прицелом», ей нужно сосредоточиться на трех «ударных направлениях». Назову их условно: тепло, пространство и границы.
Нормальное психическое развитие ребенка невозможно без теплого, эмоционально насыщенного, интенсивного общения со взрослым. Именно взрослый (и в первую очередь мама) — тот человек, благодаря которому у малыша есть возможность раскрыть свой потенциал.

Каким образом создать такие условия?

Все просто. Способы общения изобретать не нужно, они просты и естественны — их знает каждая чуткая и любящая мать: откликаться на плач, утешать, укачивать, баюкать, петь малышу песенки, почаще брать на руки, обнимать, целовать, щекотать, подбрасывать, любоваться им, умиляться, улыбаться, восхищаться новыми действиями, использовать время, когда малыш не спит, для общения и игр.

Потрясающим эффектом обладают всевозможные потешки и пестушки, которыми мама сопровождает переодевание, купание, игру, массаж. Они передаются из поколения в поколение и сохраняются почти в неизменном виде. Все знают «Ладушки-ладушки, где были? – У бабушки», «Сорока-ворона кашу варила», «Водичка водичка, умой мое личико». Пестушек множество, на каждый случай своя: когда ребенок просыпается, когда мама его умывает, когда он учится переворачиваться, когда у него что-то болит и т. д. Они очень ритмичные, складные, поднимают настроение и маме, и малышу, помогают получать удовольствие от общения и оказывают позитивное влияние на общее развитие младенца.

На первый взгляд, это не вписывается в контекст привычного разговора про интеллект. Но именно эта особая атмосфера тепла, внимания и заботы позволяет ребенку расти и развиваться полноценно. От взрослого, который рядом и с которым у него есть глубокая эмоциональная связь, которому он доверяет. Например, ребенок тянется к игрушке и, не дотягиваясь, падает и ударяется. Он горько плачет, просится к маме на ручки. Она его берет, обнимает, гладит ушибленное место, он видит ее улыбку, спокойный подбадривающий взгляд «глаза в глаза». Ему не надо ни о чем беспокоиться, ничего бояться. Его защитили, о нем позаботились. В абсолютной безопасности он может целиком погрузиться в свое переживание и выплакать стресс. И как только он успокоился и его опускают на пол, он может снова исследовать мир и пытаться овладеть той самой игрушкой. Ему не страшно.

Это важнейшее условие развития познавательной активности. Только в таком случае ребенок захочет «хватать» и «залезать», узнавать и исследовать. Ему опять интересно, он опять открыт миру. А если такого заботливого взрослого защитника у ребенка нет или он вдруг куда-то делся, малышу приходится в прямом смысле этого слова бороться за выживание, все силы отдавать на преодоление стресса. А значит, ему уже нет никакого дела ни до изучения нового, ни вообще до мира вокруг.

Именно живое общение с любящим взрослым дает все самое необходимое не только для эмоционального благополучия младенца и его психологического комфорта, но и для развития его интеллекта. Никакие развивающие игрушки, никакие обучающие методики не заменят в младенчестве ни нежных рук, ни ласкового взгляда мамы.

А если взрослый не знает, чем занимать ребенка целый день, как с ним общаться?

Действительно, нам трудно делать что-то с ребенком «просто так», ведь в наше динамичное время мы не привыкли действовать без цели, плана, заданного алгоритма. Кто-то поддается соблазнам в виде всевозможных развивающих ковриков и комплексов, которые освобождают родителей от необходимости постоянно развлекать малыша. Это действительно удобно и на какое-то время можно оставить младенца одного. Но стоит понимать, что такой способ «занять» ребенка не должен быть основным.

Во благо ли раннее развитие ребенка

Спасительной палочкой-выручалочкой для родителей может быть совместная игра. Мы называем это игрой в какой-то мере условно, потому что для самого ребенка это естественное, эмоционально наполненное, теплое общение. Но для нас это канва, по которой мы можем организовать это общение, способ научиться заниматься с ребенком, вначале следуя правилам и инструкциям. Здесь нам помогут многочисленные книжки, где описаны игры с детьми разного возраста, и советы «бывалых».

Каждый может найти то, что органично для него, то, что ему интересно, то, что вызывает интерес у ребенка. И тогда игры, безусловно, будут приносить пользу. Они не должны быть сложными, здесь не надо ничего особенно выдумывать. Ребенок смеется, мы смеемся, ребенок доволен, мы довольны. Некоторые игры могут стать любимыми и будут служить развитию малыша и наших с ним отношений.

Игры обладают волшебным эффектом — они воздействуют не только на детей, но и на родителей. Втягиваясь в игру, мы начинаем сами придумывать что-то новое, радоваться, общаться и в конечном счете сможем быть с ребенком «просто так». А лучшая «игрушка» для малыша — это взрослый, именно к нему у ребенка подлинный интерес.

Раз мы создаем для ребенка безопасное пространство, значит, у этого пространства есть и границы?

Совершенно верно. Младенец еще не знает, что можно, а чего нельзя, и в своем стремлении активно познавать мир может упасть, пораниться, испугаться, что-нибудь испачкать, разбить или сломать. Смелость, активность, любопытство надо поощрять, но только если мы точно знаем, что ребенок в безопасности, а он уверен, что старшие его оберегают.

Вместе с тем, из благих побуждений мы часто преувеличиваем степень опасности тех или иных предметов или ситуаций для ребенка и тем самым блокируем зарождающийся у него исследовательский интерес. Конечно, очень удобно, когда неловкий и неуклюжий младенец лежит спеленутый в кроватке или сидит в манеже, из которого ему не выбраться. В это время мы можем заниматься своими делами и не думать о том, что он забредет куда-то не туда или откуда-нибудь свалится. Но связь движений и интеллекта обусловлена физиологически. Поэтому, ограничивая активность ребенка — туго пеленая его или постоянно принуждая «сидеть смирно» и «вести себя тихо», — мы замедляем развитие. Не надо считать, что опасности подстерегают нашего малыша повсюду. Запреты, которые устанавливают границы дозволенного, должны быть разумными. Здесь, как и во всем, нужно находить баланс.

Так что же, можно позволить малышу делать все, что он хочет?

Конечно, нет. Мы должны контролировать активность ребенка, но при этом действовать очень гибко, чтобы не отбить у него желания исследовать мир. А для этого нужно все время быть начеку, аккуратно отпускать или успевать вовремя «подстелить соломку» — то есть проявлять изобретательность в зависимости от обстоятельств. Если ребенок пытается смять или порвать попавшиеся ему на глаза бумаги, которые, как оказалось, папа принес из офиса, надо спокойно заменить их теми, что порвать не жалко. Малыша тянет рисовать на стенах? Можно выделить ему на обоях специальное место для рисования и тем самым поддержать его творческий порыв и стремление к самовыражению.

Не стоит впадать в крайности: либо держать малыша в ежовых рукавицах, либо умиляться и потакать любым его действиям и поступкам. Уже в младенческом возрасте начинают закладываться основные понятия — что хорошо, а что плохо, что важно, а что нет, что можно, а чего нельзя. Родители своим авторитетом устанавливают твердые рамки, которые малыш должен осознать и принять.

Эти границы должны быть четкими, ясными, понятными, но ни в коем случае не жесткими, пугающими. Мы твердо говорим «нет», но говорим это спокойно. В момент отказа мама должна поддерживать контакт с ребенком, смотреть ему прямо в глаза — можно даже приобнять малыша. Правила должны быть непреложными. Так, в автомобиле малыш привыкает сидеть пристегнутым в специальном кресле, за столом он должен есть, а не играть едой. Увидев, как наше чадо тянет кошку за хвост, мы сразу же твердо говорим «так нельзя» и объясняем почему.

Конечно, постоянно искать золотую середину — дело хлопотное, такой подход потребует от нас внимания и сил. Но поддерживать и разрешать, ограничивать и запрещать — важная родительская функция. Поэтому нам придется хорошенько «пошевелить мозгами», если мы хотим, чтобы они потом «шевелились» у ребенка.

Получается, что истоки идеи раннего развития — не в желании блага своему чаду, а скорее в родительских амбициях и стремлении превзойти других?

Чаще всего. Нам кажется, чем быстрее дети развиваются, тем лучшими родителями мы являемся, мы пытаемся перещеголять остальных, дух соперничества буквально витает в воздухе. Выражение «обычный ребенок» для активных, амбициозных мам и пап звучит чуть ли не приговором.

Интеллектуальное развитие — это не короткая спринтерская дистанция, а скорее марафон, долгий и трудный, требующий терпения и умения рассчитывать силы. Начинается он в первый год жизни малыша, а вот результаты во многом зависят от того, сумеет ли «тренер» правильно распределить силы своего «подопечного», чтобы он не выдохся раньше времени. А это вполне может произойти, если мы, эксплуатируя поразительные возможности маленьких детей, пытаемся «ускорить процесс» и преждевременно навязываем им то, что пока абсолютно не нужно.

Безусловно, можно и трехлетнего малыша достаточно быстро и легко научить японскому языку или играть в шахматы. Но, опять же, зачем? И не потеряет ли он гораздо больше от этого обучения, чем приобретет? У совсем маленьких детей еще нет потребности во «взрослых» знаниях и умениях, которыми их начинают пичкать задолго до того, как у них сформируется запрос на эти знания. Сначала должны зарождаться и вызревать желания, и тогда уже появится мотивация, любознательность и готовность преодолевать трудности на «нелегком пути познания».

Конечно, заниматься развитием ребенка надо начинать как можно раньше. Но использовать при этом другие средства и решать другие задачи: создавать эмоциональный контакт, надежную привязанность, условия для активного и в то же время безопасного исследования окружающего мира. И только потом, когда малыш физиологически и психологически будет к этому готов, учить его чему-то целенаправленно.

Сначала мы должны построить прочный и надежный фундамент, а уже потом надстраивать на нем красивое здание — и тогда оно устоит при любой погоде. Если мы не будем торопить  время, рассчитывая на быстрый успех, а наберемся терпения и мудрости, чтобы формировать интеллект ребенка естественно, с учетом закономерностей развития, есть шанс, что в школьном возрасте он не утратит интереса к познанию, а его интеллектуальные возможности будут расти вместе с ним.

 

 Владимир Речменский по материалам matrony.ru

 

Другие материалы:

Как относиться к школьным неудачам ребенка

Синдром излишней взрослости

Обсудить на форуме


Комментарии для сайта Cackle